22.04.2018
Blue Red Green

Письмо арестанта: Его судят уже почти три года, все это время он сидит за решеткой Дорогой эксперимент: Есть ли смысл тратить на эксперимент более полумиллиона бюджетных гривен? Краматорські юні артисти до Сан-Ремо не поїдуть «Три кадра» в художественном музее, как три окна в другой мир В Краматорске на выступление в Сан-Ремо отобрали трех претендентов Сергей Ковалевский: НКМЗ для меня всегда был мерилом высокой технологии и хорошего производственного опыта

Письмо арестанта: Его судят уже почти три года, все это время он сидит за решеткой

Владимир Азарянц: «На данный момент я уже 10 месяцев нахожусь под стражей незаконно. Фактически я уже не являюсь заключенным, я самый настоящий пленник! Меня взяли в плен прокуратура с СБУ…

Дорогой эксперимент: Есть ли смысл тратить на эксперимент более полумиллиона бюджетных гривен?

КАТП 052810 в конце 2017 г. – начале 2018 г. потратило на обновление основных фондов около двух миллионов гривен – смысл затрат пока не понятен, как и то, повлияют ли…

Краматорські юні артисти до Сан-Ремо не поїдуть

16 березня на головній сцені країні в столичному Палаці Україна відбувся масштабний національний фінал конкурсу дитячої творчості "Яскраві діти України". Саме там було визначено представника нашої держави на всесвітньому легендарному…

«Три кадра» в художественном музее, как три окна в другой мир

20 января в городском художественном музее открылась фотовыставка «Три кадра», состоящая из трех персональных выставок членов краматорского фотоклуба «Юрис» - фотохудожников: Татьяны Симоненко, Андрея Андриенко и Романа Яловенко. Авторов объединяет…

В Краматорске на выступление в Сан-Ремо отобрали трех претендентов

24 февраля во Дворце культуры и техники (ДК и Т НКМЗ) Новокраматорского машиностроительного завода состоялся гала-концерт Восточного регионального конкурса детского творчества «Яскраві діти України». На видео предоставлена подборка выступления на…

Сергей Ковалевский: НКМЗ для меня всегда был мерилом высокой технологии и хорошего производственного опыта

В 2014 г. на заседании городского совета директоров, ректор ДГМА В.А. Федоринов поднял перед директорами краматорских предприятий вопрос о том, что через несколько лет они все столкнутся с проблемой, когда…

 Один мой друг недавно снялся в порнографическом видео. Конечно, он прислал ролик всем близким приятелям. Не то чтобы это было восхитительно — все-таки он новичок. Ну, и впечатление немного иное, когда смотришь на знакомого тебе человека.

Но дело не в качестве, не в профессионализме, а в том, что люди вдруг изменили отношение к сексу. Раньше безусловно считалось, что секс — это самое интимное занятие на свете. И голое тело — это тоже очень личное. Страшно было, если кто-то застукает тебя без трусов — ужасный стыд, обмороки и позор. А сейчас в интернете можно увидеть сколько угодно фотографий голых людей. Домашнее порно выкладывают на YouTube. Знаменитости то ли нечаянно, то ли нарочно теряют компьютеры и телефоны с личной порнушкой. Видео с Ким Кардашьян, где она занимается сексом с бойфрендом, кстати, оказалось очень познавательным: она там исполняет такие штуки, которые могут пригодиться каждому.

Еще недавно секс-записи были поводом для шантажа и унижения. Но вдруг это дало обратный эффект: всем захотелось показать, как они хороши в сексе. Инстаграмы даже самых великосветских девиц больше напоминают журналы Playboy или Hustler.  Их мужья оказываются в центре скандалов из-за видео с двумя девушками в гостиничном номере — и это уже никого не шокирует. Интимное видео певицы Наташи Королевой попадает в сеть — и осуждает ее только депутат Виталий Милонов. Он грозит лишить Королеву звания заслуженной артистки (что бы это ни значило).

Если честно, то мне Наташа как эротическая актриса понравилась намного больше, чем как певица. Если бы она продолжала в этом духе, я бы стала ее горячей поклонницей. Она хороша. И странным образом у меня нет ощущения, что я подглядываю в замочную скважину — потому что эти короткие ролики, правда, вызвали мое восхищение и уважение.

В детстве, когда я первый раз приехала с папой в Германию, в Кельн, который тогда был большой художественной общиной, знакомый предупредил, что в парках люди занимаются любовью. В любое время суток, публично. И это нормально. Несколько раз мы заставали там пары, которые, действительно, без ложной скромности занимались сексом — и никто на них не таращился (кроме меня). Не знаю, честно говоря, насколько уместно заниматься сексом на публике, но ханжество, определенно, не менее неприлично.

«Вынь руки из-под одеяла!» — вопили советские родители. Однажды меня так напугала старшая сестра, у которой я жила, пока отец был в больнице. Я была возмущена. Во-первых, зачем врываться ко мне в комнату? Во-вторых, это не ее дело, что я там делаю руками под одеялом. Зачем мне надо думать, что секс — это плохо, даже если никто не видит? Наверное, из-за такого воспитания люди ощущают скованность и стеснение, даже если делают это в спальне. Они стыдятся своих тел, звуков, желаний.

Фильмы про любовь приучают нас к тому, что секс — это такая постановка, где все смонтированно, и где правильный свет, и ноги дублерши, и задница дублера, и все так идеально дышат и стонут, что это можно в опере слушать. Поэтому в конце 90-х стало так популярно якобы домашнее видео с вроде бы настоящими людьми. Конечно, это все тоже трюк, но хотя бы похоже на правду. Секс, а не драма. Всем надоело показательно втягивать живот — в конце концов, это животная страсть, а не конкурс красоты.

И вдруг все будто помешались на домашней порнографии. Судя по тому, как часто в интернет попадают снимки или видео известных людей — все только и снимают себя во время секса. Людям нравится смотреть на самих себя, это раскрепощает. И заводит.

У меня есть знакомый гей, который возбуждается, глядя на самого себя. Он, кстати, снимает секс и с другими людьми — и совершенно не стесняется показывать это знакомым.

Возможно, этим можно кого-то смутить, но если хотя бы на секунду забыть о псевдоприличиях-неприличиях, то, будем откровенны, секс — это всегда увлекательно. Нет ничего неприятного в том, чтобы посмотреть, как твои друзья страстно любят друг друга. И уж точно это ничем не хуже порнографии, которую можно найти в интернете.

Конечно, у каждого человека свои границы личного. И никто не заставляет на Новый год всем садиться за стол и смотреть домашнее порно. Но отношение к сексу как к чему-то чрезвычайно тайному меняется. Как и все в нашей жизни, секс стал более публичным. Благодаря социальным сетям, мы все живем немного в режиме реалити-шоу: все знают, что мы едим, с кем проводим время, как мы выглядим в примерочной в нижнем белье или в салоне красоты с маской на лице. Так почему бы не снимать и секс?

Теперь кажется, что излишняя скрытность подавляет. Не зря же всем хочется выкладывать бесконечные селфи — мы хотим быть более открытыми. И откровенными.

Это новая сексуальная революция. Ведь после свободных 60-х ханжество опять вошло в моду — сейчас лицемеров можно напугать сосками, которые просвечивают через майку. Невозможно представить в наши дни программу «Про это» на центральном канале. И это как будто всем надоело. Если массмедиа не показывают секс, то обыватели сами могут это сделать. Спасибо богу за интернет. Он делает нас свободными от предубеждений, религиозной скромности и уязвимости.

Говорят, что самое желанное — это то, что спрятано. Мол, если ты увидишь тысячу голых женщин, то не будет уже такого интереса. Но правда в том, что все эти тайны заканчиваются мгновенной эякуляцией и панической атакой от просьбы заняться с тобой оральным сексом. Секс — это вовсе не таинство, это удовольствие, которое надо уметь получать, а не взрываться, как динамит, за пару мгновений. И чем больше мы о нем знаем, чем меньше его стесняемся, чем более мы привычны и раскрепощены — тем он будет лучше.

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Ха

  • Тренды

  • Знания

  • Эмоции

  • Техно

  Популярное видео

  Свежий выпуск газеты

  Лучшее высказывание дня

 

  Поиск